Вечер в ауле

Вечер в ауле

Хочу немного вернуться к нашему туру в Жамбылскую область на Соляной завод «Асыл Туз». На следующей неделе будут подробные рассказы о производстве с красивыми фотографиями и отточенными формулировками, а пока о самых важных впечатлениях. Личное.

Дело в том, что в своих поездках по стране, а особенно по глубинке, я всегда преследую, кроме профессиональных, ещё и культурологические цели. Мне интересно узнать, какие люди там живут, как они живут и что у них на душе. Ведь действительно, я обитаю в своём алматинском «Золотом квадрате», общаюсь со здешними людьми, варюсь в собственном соку и совсем мало знаю, о том, что происходит в стране. А сама соль — она там, в аулах.

Вот и в этот раз нелёгкая блогерская судьба занесла нас в отдаленный аул, затерянный в пустыне. Триста километров от Тараза по убитой дороге — это очень далеко, поверьте мне. Приехали мы туда после осмотра находящегося рядом соляного озера, откуда, собственно, наш завод и черпает сырьё. Целый день мы проездили по бездорожью, теряя номера и отрывая бамперы, и вот хозяин озера, взявший его в аренду у государства, пригласил нас к себе в гости. Посмотреть на чудных алматинских людей.

Понимаете, человек съездил 600 км за продуктами, его супруга с помощницами потратил день или два на готовку, и вот приехали мы — лихие и запыленные бездельники, с которыми он до этого даже и знаком не был. В доме Маке, а именно так все называли хозяина, нас ждал щедро накрытый дастархан, огромное количество еды и гостеприимство такого уровня, от которого у городских жителей отваливается челюсть. Вот вам специально зарезанный к вашему приезду ягненок, вот вам масса салатов и закусок, вот вам кумыс и шубат, вот вам алкогольные напитки в ассортименте, вот вам выпечка всех возможных видов, сладости и даже проникновенная песня под домбру — пожалуйста. Звучали тосты на двух языках, и было очень тепло и понятно, о чем идёт речь. Хозяин довольно улыбался, а его супруга пришла сказать нам несколько слов и сразу ушла.

Так как состав нашей журналистско-блогерской команды был преимущественно женским, то девчонки пошутили, что самый главный аксакал среди них я, и мне досталась голова барана. Увы, с разделкой головы я знаком только теоретически, поэтом ограничился тем, что съел один глаз, а второй пожаловал Умутжан Сасанова (Umutzhan Sasanova) с пожеланиями не терять остроту зрения. Дальше я разделывать голову не стал, уж простите мне это. Оставил хозяевам.

 

Кстати, хозяин дома Маке рассказал, что на самом деле зовут его Талгат Болатович, что родился он не где-нибудь, а в Москве, и поэтому на всю жизнь к нему прилипло прозвище Маскеу. Отсюда и Маке. Этот радушный и светлый человек оказался ещё и весьма образованным интересным собеседником. А я сидел и испытывал культурный шок от того, как много для нас — чужих людей — было сделано. Нужны ли ещё какие-то доказательства настоящего казахского гостеприимства? Уж я-то знаю, сколько сил требуется, чтобы накрыть такой стол. Об этом я, собственно, и говорил в своем тосте.

Потом настал поздний вечер, мы вывалились на улицу, горячо благодарили Маке. Я на ломаном казахском пытался выразить всю степень своей благодарности хозяйке дома. Но всё равно чувствовал, что не заслуживаю и десятой доли такого отношения. Это, ребята, без популизма и патетики — я был до глубины души потрясён приёмом и очень хотел это выразить. Но что я мог? Что я могу сейчас? Только признать, что я был распоследней скотиной, когда сомневался в том, что старинные степные обычаи ушли в прошлое. И никогда я больше не позволю себе усомниться в душевности, открытости и доброте исконного настоящего казахского народа. Низкий поклон и простите меня. Спасибо вам, Маке, спасибо организаторам тура за этот опыт! Я буду хранить его внутри себя, как очень ценную для меня вещь.

Дальше были такие яркие степные звёзды, прогулка по ночному аулу с Елена Северина (Elena Severina) и тихое побрёхивание добрейших собак старинной породы тазы. Но самое важное — вот это острое, ни с чем не сравнимое ощущение жизни, настоящей правильной и честной жизни. Того, чего в городе не почувствуешь никогда. В этом затерянном уголке Жамбылской области я почувствовал, как хорошо жить. Потому что если с тобой случаются такие вещи, значит, всё не зря. И надеюсь, благодаря этим светлым людям, и я стал немного лучше. Хотя бы на чуточку.