Путешествие в Узбекистан — 2016. Часть 3. Бухара (окончание)

Не откладывая в долгий ящик, хочу продолжить рассказ о наших скитаниях по славному городу Бухаре. Пока всё живо в памяти — и у меня и у вас.  Итак, в прошлой части мы покинули крепость Арк и направились через дорогу к удивительно красивой мечети Боло Хауз. Напомню, что именно эта мечеть долгое время считалась главной мечетью города, и здесь отправляли свои религиозные надобности сильные мира сего. Но прекрасна она не этим, а огромными резными колоннами, поддерживающими айван.  Действительно завораживающая работа.

Общий план. У мечети имеется свой хауз — это водоем на переднем плане. Также есть отдельно стоящий минарет, который не слишком высок, потому что в эту мечеть не зазывали всех подряд. Только избранных. Ну, это уже мои личные домыслы. Сейчас тут располагается кафе.

Рядом с Боло Хауз расположен вход в так называемый парк Саманидов. Это бухарский Парк культуры и отдыха, который раньше носил имя Сергея Мироныча Кирова. Но это Бухара, поэтому даже в парке между колесом обозрения и комнатой страха прячутся древности, и вот название парку дал мавзолей Исмаила Самани, который мы ещё увидим далее. Мавзолей располагается прямо внутри парка.

Войдя, мы сразу наткнулись на скульптуру Скорбящей матери и Вечный огонь. Помните, я говорил, что это очень характерно для Узбекистана.

На улице было прохладно, туристический сезон ещё не стартовал, а время было рабочее, так что народу было немного. Парк не производит какого-то сильного впечатления — советские аттракционы, громкая музыка и кафешки. В одну из них мы и зашли, чтобы немного подкрепить свои силы шашлыком. Ведь мы уже второй день были в Узбекистане, а шашлыка так и не ели.

Шашлык оказался весьма недурным, и у нас появились силы, чтобы продолжить движение. Вот он, кстати, мавзолей Исмаила Самани. Даже по архитектуре видно, что строение это ещё доисламской эпохи. Ученые называют 9 век в качестве времени, когда был построен мавзолей. А не ученые ходят вокруг мавзолея кругами и загадывают желания. Мы тоже побродили.

А это вот Пионерское озеро, где в тёплую погоду рыбачат и катаются на катамаранах, а в наш приезд можно было наслаждаться тишиной.

Далее, двигаясь вдоль озера, ты неизменно наткнешься на ещё несколько древних строений. Это вот мавзолей Чашма Аюб. Главная его особенность в том, что в 12 веке он был построен прямо на святом источнике, который не иссякает и в наши дни. Сегодня там внутри находится Музей воды, в котором я так и не побывал ни разу. Не умылся святой водой.

Жалкие попытки прикоснуться к вечности.

Напротив Чашма Аюба расположена такая вот красивая штука, информацию о которой я никогда не могу найти. Такая, в общем, новостройка. Написано — мемориальный комплекс имама Аль-Бухари. Интернет по этому запросу выдает совсем другие вещи.

Ещё один взгляд на мавзолей. Рядом с мавзолеем находится один из базаров Бухары. Мы там немного побродили, но ничего потрясающего не нашли. Разве что стиральные порошки, продаваемые на вес. В остальном базар как базар. Но был уже вечер, люди расходились, так что, возможно, что-то мы упустили.

Далее мы отправились в обратный путь к гостинице, чтобы немного отдохнуть. Вдалеке высились грандиозные стены крепости.

Ну вот как-то так выглядит Бухара, если не строить кадр специально. Идёшь и глазеешь на это столпотворение.

Мимо Каляна просто так пройти нельзя, нужно обязательно сделать снимок.

Притомился.

В этом городе с какой стороны ни посмотри, везде купола и древности.

Какая-то система орошения.

В Бухаре возле пруда Ляби Хауз в самом историческом центре мне нравится вот это дерево. Это давно засохший тутовник, который стоит здесь с черт его знает каких времён (на табличках написано — 15 век) — видел и Амира Тимура, и много бухарских эмиров, и советскую власть, и бомбардировку, и много чего ещё. Вот если бы он мог говорить… А вы представьте себе, чтобы в центре Алматы вот так сохраняли давно засохшее дерево. Оно не несёт никакой функции, просто символ — ровесник эпохи, в которую построен старый город. Я восхищался им в свой прошлый приезд, и не мог пройти мимо в этот раз. Очень сильные ощущения. К тому же все уверены, что дерево живое и вот-вот зацветет.

Вообще вот эта патриархальность Бухары — она очень привлекает, потому что она настоящая, не показная. Там так и живут — в перемешанной атмосфере прошлого и настоящего. Оно всё здесь и сейчас, стоит повернуть за угол ухоженной туристической достопримечательности — там также, только не выкрашено и не выметено, но также. Или вот, например, пошли мы в Центральный парк, сели перекусить в кафе. Кроме нас, посетителей не было. В какой-то момент девушки-официантки устали накалывать мясо на шампуры, включили погромче свою узбекскую музыку с заводными барабанами и стали танцевать. Среди дня, просто для веселья. Потанцевали и сели дальше работать. А я думал — как вот столько поколений любит одинаковую фольклорную музыку? А где культурные революции, конфликт отцов и детей? Где бухаринский рок, бухаринское диско, техно, тектоник? Нет, в ресторанах поют Стаса Михайлова с узбекским протягиванием, но это для туристов. А сами слушают то же, что слушали их бабушки. Я вот никогда не любил музыку, которую любили мои родители. А они поколениями любят одно и тоже, слушают одно и тоже, танцуют под одно и тоже. Нет никакой старой Бухары и новой. Есть просто Бухара, в которой тысячу лет едят сладкий плов, слушают свои эти дудки, носят цветастые наряды. Хорошо это или плохо — я не знаю. Но это есть. И плевать им на 21 век и айфоны.

А это Ляби Хауз. Сюда ведут все дороги в Бухаре. Здесь место для отдыха и веселья. Когда-то в этом пруду содержалась питьевая вода, и за его загрязнение грозила смертная казнь. Теперь это просто забавный элемент старого города.

Вот примерно с такими мыслями мы вернулись в отель для отдыха и разглядывания покупок.

Но дурная голова, как известно, не даёт покоя никому. А у нас ещё не осмотрен был Чор Минор. На улице вечерело, а мы побрели через частную застройку по кривым улочкам к своей цели. Встречные мальчишки кричали нам: «Хелло! Чор минор!» «Найс ту си ю, бой, хаваю?» — отвечал им я красивым иностранным баритоном.

Чор Минор — это целый комплекс зданий, но нам интересна только четырехминаретная мечеть, которая из-за этого и получила такое название. Эта мечеть построена в  центре жилого квартала на деньги местных жителей. Как мечеть она больше не функционирует, но люди вокруг живут и по сей день.

За небольшую денежку разрешается подняться на крышку Чор Минора и посмотреть всё вблизи. Ну и вид на частный сектор с высоты птичьего полета входит в комплект.

Вечерело.

Это вот то, что видно с крыши.

На этом мы попрощались с Чор Минором и пошли назад, мимо дивных розовых ворот.

Далее был ужин на Ляби Хаузе. Мы наконец попробовали Бухарский плов. Сладковатый и легкий.

Шашлык меня тоже в этот день как-то увлек.

Овощи на гриле уже влезли в нас с трудом.

На улице было уже прохладно, мы наелись, наслушались песен в исполнении местного исполнителя, и до отхода ко сну нам оставалось только одно культурное мероприятие — ночной поход на Калян. По старой памяти я помнил, что это хорошо.

Это действительно очень сильные ощущения — пустынная темная площадь и горящий где-то наверху одинокий огонек. Ты проваливаешься сквозь время и даже чувствуешь себя как-то иначе. Красиво и немного жутковато.  Ну а потом набежала молодежь, и мы пошли домой.

На этом Бухара для нас была закончена. Рано утром нас ожидало такси и поезд до Самарканда.

В заключение хочется сказать, что я по-прежнему влюблен в этот замечательный городок. Во мне по-прежнему вызывает жуткий диссонанс мысль о том, что Бухару когда-то бомбили с самолетов. Там и самолеты, конечно, были такие — одноразовые. Какие бомбардировщики могли быть в 1920 году? Но всё-таки невозможно представить, как можно бомбить самое уютное место из всех, какие мне пришлось посетить. Абсолютно сказочный городишко с замечательными людьми и вкуснейшей едой. Через лет пять меня опять потянет сюда, вот увидите. ))