Путешествие в Узбекистан — 2009. Часть 1. Ташкент

Однако же пора браться за отчёт о нашей поездке в Узбекистан. Тем более, что пятница. И обещал. Так что стартуем.
Началось всё, разумеется, с вокзала и поезда сообщением Алматы — Чимкент. Поезд оказался фирменным, достаточно чистым и приличным.

В поезд мы погрузились уже почти в 6 вечера, после непростого трудового дня. Так что особенно долго засиживаться за дорожными разговорами не хотелось. Да и попутчики попались не особенно разговорчивые. Оно и к счастью, как я понял несколько позже. Поэтому, неспешно поужинав копчённой курицей, мы немного поглядели в окно на просторы, немного почитали каждый свою книжку, да и отправились в объятия Морфея. Хотя нет, вру. Это я отправился быстро, а Машуня полночи ещё шелестела с верхней полки страничками. О чём и пожалела впоследствии, так как вставать предстояло в 6 утра.

 

А утром нас встретил удивительный город Чимкент. Впрочем, самого города мы почти не увидели, и фотографий Чимкента у меня нет. На вокзале нас сразу же атаковали уполномоченные представители чимкентского народа — таксисты. Их было много, они готовы были отвезти нас хоть в Ташкент, хоть в Америку, но цену набивали отчаянно. Вообще, как мы позже узнали, всё население Чимкента делиться на таксистов и ментов. Другие профессии там не в почете. В городе три школы милиции — чего вы хотите?
Но сейчас не об этом. Нам ещё нужно было встретиться с остальной частью нашей группы, чтобы вместе переходить границу. Половина будущих наших попутчиков ехала в другом вагоне, другая — в предыдущем поезде. До этого мы, разумеется, не виделись. Но как-то нашлись. Арендовали два такси и поехали на границу, на пропускной пункт Майский.
Вот у меня есть фотография этой дороги. Справа от дороги на горе можно увидеть монумент в виде лодки. Как нам путано объяснил таксист, когда Иисус Христос заезжал к родственникам в Чимкент, он останавливался где-то здесь. Мы удовлетворились таким объяснением.

 

Долго ли коротко ли, а через почти полтора часа мы оказались на границе. Граница выглядела как бескрайняя степь, посреди которой были установлены проволочные ограждения и казахстанская таможня. Узбекская же таможня, как мы узнали, располагается в 15 километрах дальше. Так что границу пересекают при помощи такси и маршруток.
Перед воротами родной таможни накапливался народ. Его было не так много, но внутрь никого почему-то не пускали. Народ имел с собой какие-то тележки с коробками, тюки и баулы.
Справедливо рассудив, что стоять здесь можно ещё долго, мы стали звонить человеку, который мог нас перевести через границу без очереди за какие-то деньги. А именно — 1500 тенге с человека. Человека звали Нариманом, был он азербайджанским суровым мужчиной, который без документов спокойно проходил границу в обе стороны в любое время. Не буду утомлять вас рассказами о том, как мы все-таки постояли в очередях, как мы на раздолбанных Жигулях проехали 15 км по нейтральной полосе, как мы заполняли декларации, перечисляя имеющуюся у нас наличность и ценные вещи. Скажу только, что через час мы оказались на той стороне и уже спокойно вдыхали горячий узбекский воздух.
А наш встречающий, между тем, запаздывал. Оказалось, что он в первый раз в жизни встречал туристов в Майске, и немножко заблудился. Где-то наверное час мы бестолково прождали его на жаре. Хотя жара после дождливой Алма-Аты была даже приятна. Но время было жалко
В конце концов, наш организатор Максим всё-таки прибыл на небольшом автобусе, и мы отправились в Ташкент — искать, где-то покушать. Потому что есть уже хотелось ощутимо.
После нескольких десятков минут дороги по светлым просторным улицам Ташкента нас привезли в ресторан с очень восточным оформлением и названием «Sin-sin». Именно так.

 

Ресторан был ужасно большим, красивым и совсем не дорогим, по нашим меркам. Беда только в том, что я хотел попробовать узбекской кухни, а её там почти не было, не считая 3-4 блюд. Меню пестрело французскими и греческими салатами, мясами по-польски и окрошками. За этим ли я ехал в Ташкент? Плов только на заказ и минимум для 4 человек. Думляму из говяжьих хвостов пробовать не решился — каюсь. Заказал люля-кебаб.
Кстати, во многих узбекских кафе есть блюда, цена которых установлена за килограмм или 100 грамм. То есть, они покупаются на вес, а не порциями. Это странно и очень запутывает с ценой. Мы так накололись в Самарканде. Но об этом позже.

 

Узбекских сумов у нас не было. Были доллары и немного тенге. Поменять валюту в Узбекистане — дело весьма нескучное. Официальный курс — 1500 сум за один доллар. Обменников на улицах нет, есть банки. Но там никогда нет в наличии долларов, как сказали нам местные жители. Поэтому валюту меняют все — таксисты, милиционеры, торговцы на базаре. Но есть специальные люди — валютчики, которые готовы приехать в указанное место и поменять вам деньги по курсу 1800. Один из таких прибыл с мешком денег к нам в ресторан. С мешком потому, что при таком курсе самая крупная купюра в Узбекистане — 1000 сум. Вот и представьте, какая кипа бумаги выдается за 100 американских долларов. А лучше посмотрите. В этой куче долларов 300 наверное.

 

Пока меняли деньги, расправлялись с салатами и грызли очень вкусные лепешки, подоспел и мой люля-кебаб. Кстати, он оказался отличным. Только мало. 🙂 Зелёный узбекский чай тоже не разочаровал.

 

Когда с едой было покончено, мы наконец соединились с оставшейся частью нашей группы, прилетевшей в Ташкент самолётом на день раньше, и поехали на экскурсию. Гид нам попался хороший — несмотря на кажущуюся молодость, у человека отлично поставлена речь, полная голова энциклопедических знаний и отличное умение заинтересовывать даже зажравшихся алмаатинцев.
Первым делом нас отвезли на мемориал памяти жертв политических репрессий. Оттуда открывался шикарный вид на Ташкентскую телевышку.

 

А сам мемориал выглядит как огромная беседка с памятным камнем внутри. Говорят, что на этом месте в 30 года прошлого века НКВД производило массовые расстрелы. Теперь здесь чудесные зелёные лужайки, широкий оросительный канал, много зелени, солнца, воздуха и простора. Всё то, чем когда-то славилась наша Алма-Ата, и чего в ней теперь так сильно не хватает. В Ташкенте прямо хочется жить — так привольно и легко глазу без этого нашего бестолкового нагромождения высоток из бетона и стекла.

 

А Ташкентская телевышка, как я где-то вычитал, является самым высоким сооружением в Азии, после Экибастузской трубы. Ну и одним из самых красивых — однозначно.

 

 

 

Недалеко от мемориала находится музей чего-то, а чего я уже не помню. Сначала мы вообще подумали, что это школа. надо сказать, что в эти выходные дни мы встречали массу детей, приходивших на памятники с экскурсиями. В этой стране помнят и чтут историю. Не всегда, конечно. Но всё-таки.

 

А этот тот самый оросительный канал. Рассказывают, что отдельные смельчаки ныряют в него прямо с моста. Надо думать, что там достаточно глубоко. искуственная кривизна канала символизирует, кстати, человеческую жизнь, в которой, как известно, тоже не всё прямо и просто.

 

Ну и ещё несколько снимков в интерьере.

 

По внутренней стороне купола мемориала идёт вот такая надпись.

 

Следующим этапом нашей экскурсии был мемориал памяти Ташкентского землетрясения 1966 года, когда почти весь город оказался в руинах. Мемориал символизирует мужчину, защищающего женщину с ребёнком на руках от стихии. Вокруг стоят плиты с рисунками, показывающими, как восстанавливали город. А на задней стороне плит изображены национальные орнаменты стран, помогавших во восстановлении. Всё это с большим тщанием сохраняется в чистоте, постригается травка и деревья, убирается мусор.
Кстати, в момент нашего приезда на мемориале оказалась съемочная бригада, снимавшая какой-то фильм про мафию. Для целей кино даже откуда-то был выписан Геленваген. Учитывая, что в Узбекистане ездят только на Деу местной сборки и старых советских сараях, это нереально круто.

Возле мемориала произрастает уникальное тюльпановое дерево. Вот такими вот большими цветами усыпана вся крона. Дерево пересажено сюда из Ботанического сада и чувствует себя неплохо, вроде как.

 

По дороге проезжали здание Национального банка Узбекистана. Чёрная стеклянная юрта. Саурон отдыхает. 🙂

 

Ещё одно интересное место в Ташкенте, где мы побывали — Старый город. Там сохранились средневековые районы, называемые махаллями. Узкие тенистые улочки, журчащие арыки, создающие прохладу в жаркий день. Всё это дышит восточной мудростью и неспешностью. И очень тихо. Невероятная атмосфера в центре большого города.

 

Внешние стены, закрывающие от чужих глаз внутренние уютные зелёные дворики с топчанами, саманные. Глина и солома оказываются весьма прочными в этом климате материалами. Конечно, пока не понаедут всякие там туристы, не начнут тыкать пальцами.

 

Чайхана на канале. Так прекрасно летним вечером посидеть там — выпить чаю, поиграть в нарды, побеседовать о женщинах вечном. Уют, создававшийся тысячелетиями.

 

Попадаются и вот такие вот маленькие дверцы. Конечно, где-то рядом должно быть печенье с надписью «Съешь меня». А иначе зачем они такие?

 

В этих хитросплетениях улочек очень легко заблудиться — предупреждал нас экскурсовод. Кто знает, что таят в себя эти глухие стены.
Но мне, почему-то было легко и спокойно.

 

А это уже мавзолеи, мечети и медресе — совсем другая история, которую я расскажу вам в следующем посте. А на этом пока прервусь. Всё равно мало кто до сюда дочитает.