Новогоднее

Уже начинают  тут и там звенеть радостные колокольчики, уже удлиняются очереди в супермаркетах, уже надвигается на озябший город махина самого аполитичного  и шумного праздника. И даже пространная речь президента в полночь не сможет придать этому событию гражданский оттенок. Это хорошо. Новый год наступает.

А я вот думаю о том, что человеческая психика устроена достаточно интересным образом – мы питаемся эмоциями. И самое забавное, что эмоции нам нужны самые разные – не только светлые и приятные, но и деструктивные, отрицательные. В меру, конечно, но нужны.

Ведь кто из нас не любит в разгар шумного праздника погрустить о былом и непрожитом, кто не поднимает в день рождения тост за ушедших родных? Да даже эта вот пресловутая «Ирония судьбы», которую столько поколений советских людей смотрит в сочельник. Это же смешной, но отнюдь не весёлый фильм. Ты улыбаешься нелепым ситуациям, но грустишь об их нелегкой судьбе. Может, за это мы её и любим. Эти вот неуловимые ощущения, когда на экране заканчивается новогодняя ночь, и Надя отправляется в железнодорожные кассы за билетами для Жени, этот бледный рассвет, разрушающий быстротечную сказку – разве можно придумать что-то более подходящее для новогоднего праздника? Вспомните, как вы выходите первого января на улицу, бредёте между чёрных ожогов от выстрелянных фейерверков на подтаявшем снегу, пинаете разноцветные обрывки подарочных упаковок, слушаете непривычную тишину угомонившихся к утру дворов – именно тогда приходит горькое, но такое необходимое осознание – вот и пришел новый очередной год. Вот и наступило то, ради чего были съедены ведра майонеза и выпиты литры пузырящегося шампанского. Точка невозвращения пройдена.

Я люблю Новый год. Всегда любил и, надеюсь, буду любить и впредь. Люблю за то, что этот праздник – он беззаботный. В Новый год мне не стыдно, как это бывает 9 мая или 16 декабря, не суетно, как 8 марта, не страшно, как в день рождения. В Новый год можно открыть своё сердце всем наивным и глупым вещам, которые в остальное время наработанный годами цинизм не допускает внутрь. Можно смотреть дурацкие сказочные фильмы, можно есть вульгарную давно вышедшую из моды еду, можно напялить на голову клоунский колпак и всю ночь проходить так, веселя окружающих, можно написать смски разным людям, с которыми вы не разговаривали несколько тысячелетий, и которым ты обычно не можешь выразить свою симпатию , а можно не писать, сославшись на праздничные заботы и перегруженную сеть. А ещё можно с полным правом грустить под откровенно идиотские песни из телевизора, зная, что завтра всё пройдёт. И никто, даже ты сам, не упрекнёт тебя в том, что вот только 31 декабря ты ставишь ёлку, а в остальное время она пылиться на балконе, и тебе на неё плевать.  Это те редкие в жизни вещи, в которых ты уверен, о которых ты точно знаешь, что это – правильно.

Главное – закрыть четверть без троек, убраться дома и разбудить задремавших на диване родителей без пятнадцати двенадцать, когда придёт пора возвращаться к уставленному салатами столу и кричать самое искреннее в твоей жизни «Ура!». А потом пойти на улицу и взорвать хлопушку с сюрпризом в виде пластмассового зайчика, которого ещё нужно найти в россыпи конфетти на снегу.

Пусть всё будет так и в этом году. В самый честный праздник, который и есть само Детство.