Люди и пустыня. Карамерген-2010. Часть 3. Погружение в пустыню

Пустыня начинается сразу за Кароем. За последним домом, без всякого перехода. Только что ты видел заборы небогатых домов, ленивую речушку, улыбчивых людей, а через минуту ты уже мчишься в облаке пыли по накатанной колее среди зарослей молодого саксаула. С этим сложно мириться. Пустыня овладевает человеком не сразу, не накатывает, не разрывается в мозгу микровзрывом. Пустыня потихоньку заполняет тебя, высушивает твою кожу, заставляет твои глаза сужаться в азиатском прищуре, покрывает твою одежду пылью и словно растягивает тебя по своим бесконечным просторам. Пустыня манит куда-то и одновременно пугает своим равнодушием. Пустыня не может быть домом, пустыня может быть местом отрешения и самосозерцания. В мае она, конечно, еще добра к глупым путникам, заплутавшим среди бараханов. Но дайте только срок и злобное летнее светило сожжет всё живое в округе, скрючит стволы деревьев в затейливом танце, превратит траву в пыль. Нам повезло — в первый день было вообще не жарко. В остальные температура подбиралась к 30 градусам, но не переваливала через эту точку. Иначе пришлось бы тяжко. К тому же сухой прохладный ветер позволял особенно не думать о жаре.

А ночью вдруг становилось чудовищно холодно, словно кто-то выключил обогреватель в большой комнате.

Такыр обычно формируется в плоских котловинах, где после сезонных дождей возникают неглубокие озёра; высыхание тонкого слоя воды обнажает вязкое илистое дно, поверхностный слой которого при высыхании уменьшается в объёме, образуя корку, разбитую трещинами на отдельные многоугольные плиты различных форм и размеров. Площадь таких плит зависит от состава донных отложений (такырных почв), степени засолённости, режима высыхания и т. п.. Такыры формируются при залегании горизонта грунтовых вод более 1,5 м, в таких условиях соли уходят в грунтовые воды и возвращаются обратно по капиллярам.

Такыры характерны, в первую очередь, для пустынь суббореального пояса Азии, площадь отдельных такыров определяется площадью бессточной котловины — ложем образующего такыр высыхающего озера и составляет до десятков квадратных километров. Википедия

Изрядную часть пустыни Сарыесик-Атырау занимают пересохшие очень старые русла реки Или. И потому пустыня преимущественно состоит не из песчаных барханов (хотя и они встречаются), а из солончаков и такыров. Я буду много их показывать в дальнейшем.

 

 

 

Способ нашего движения по пустыне в поисках мифического городища Карамерген можно описать так. Мы с Максом, будучи разведчиками, выдвигались в авангарде отряда по более менее приличной дороге. В отдалении за нами двигались остальное участники. В силу того, что мы шли быстро и первыми, нам удавалось увидеть немножко больше, чем всем остальным. Именно наша машина вспугивала мирно прогуливающихся куланов, зазевавшихся лис и шустрых зайцев. Зачастую мы останавливаясь в ожидании отставшей части отряда и много фотографировали.

Случалось (и нередко) так, что, проехав некоторое расстояние по дороге, мы получали по рации от нашего штурмана stone__coldа, находившегося в штабной машине, указание о том, что едем мы вообще не туда, а надо нам забирать немного в ту или иную сторону. Тогда наш вездеход съезжал с привычной дороги и мы отправлялись скакать по пригоркам и барханам в поисках более подходящего пути, отмеченного у Коля на картах 50-летней давности. Путь, как правило, оказывался едва заметной колеёй, которая в любой момент грозила вообще исчезнуть на обширных такырах.

А когда дорога заканчивалась, приходилось лезть на крышу автомобиля и осматривать окрестности. Как это делал, например, наш Генеральный продюссер.

 

Вперёдсмотрящему с интересом внимали барышни, а мужчины внимательно сличали увиденное с показаниями джипиэса.

 

Иногда приходилось использовать бинокль. Впрочем не могу сказать, что это очень уж сильно меняло ситуацию. Во все стороны было видно одно и тоже.

 

Невысокие кривые, но очень крепкие деревья.

 

Или колючий низкий кустарник.

 

Ваш покорный слуга тоже не брезговал удовольствием забраться на крышу внедорожного автомобиля и полюбоваться видом. Вот так примерно выгледела наша саванна с высоты птичьего полета. Путь к солнцу.

 

По дороге можно было двигаться со скоростью 20-40 км/час. Но, к сожалению, наш путь далеко не всегда проходил по накатанным дорогам, а потому общая скорость колонны зачастую падала до 3-5 км/час. Таким макаром мы двигались пока не садилось солнце. Но об этом позже.

 

В пути то и дело, как бы подтверждая правильность избранного направления, попадались старые заброшенные колодцы. Некоторые из них числились пересохшими даже по картам 60-х годов прошлого века. Другие просто очень давно не использовались. Я читал отчет о пешей экспедиции к Карамергену, произведенной в 1989 году (http://www.tourism.ru/phtml/users/get_report.php?261), где говорится, что при постройке эти колодцы имели механические приводы для поднятия воды. В 89 году приводы уже не работали и людям, путешествующим по пустыне, приходилось добывать воду из колодцев при помощи брезентового ведерка и 30-метровой верёвки (http://www.tourism.ru/docs/report/foot/33/98/261/image/1_3.jpg). Сейчас уже никаких приводов нет, да и воду почти не видно.

 

 

 

Когда-то от колодца вода поступала к непонятному строению — толи загону для скота, толи какому-то поселению. Подробности этого сооружения я покажу вам в следующей части. Впрочем, ничего такого прямо очень интересного я там не увидел. Но в своё время люди здесь жили и скот пасли — это факт. Когда-то очень давно. А теперь остались только дикие клещи, первого из которых мы сняли с команданте на это остановке. Позже мы снимали друг с друга клещей в таком количестве, что потеряли им счёт. Последнего я удалил со своего лица (!) уже на обратном пути в Баканасе.

 

Напоследок вот, кому интересно, можете взглянуть на то, как выглядит колодец сверху. Два вот таких люки, на дне которых что-то поблескивает. Как-то так.

 

Продолжение следует.