Париж. Общая часть

Первым городом в нашем путешествии стал Париж. Не случайно, разумеется, а вполне себе умышленно – в Париже мы провели первые 5 дней и последние 2 дня перед улётом домой. И мне кажется, это было очень правильным решением.

 

Париж, как никакой другой город, настраивает на созерцательный лад. В нём нет такого столпотворения туристов, как в Риме, его хмурая погода не вызывает эйфорию, как Неапольская, и вообще Париж – это целый мир. Ты постоянно ведешь с ним диалог, постоянно находишься под влиянием очарования этого города. Я никогда не мечтал побывать именно в Париже, меня всегда больше привлекал Лондон, но я не пожалел, что пошёл на поводу у жены. Париж меня покорил.

 

Париж – интроверт. Молчаливый, изысканно одетый француз с вечной полуулыбкой на губах, смотрящий внутрь в себя и не обращающий ни малейшего внимания на то, что происходит вокруг. Он привлекает и вызывает интерес, но отнюдь не спешит делиться с тобой своими секретами. Его дыхание – пронизывающие порывы весеннего ветра, его тепло – робкие лучи ласкового солнца, едва проникающие сквозь пелену туч, его речь – переливы аккордеона, звон гитары или печальное завывание волынки в руках уличного артиста . Это город художников, поэтов, музыкантов и, разумеется, сумасшедших всех мастей. Нигде я не видел такое количество фриков, как в Париже – здесь можно экстравагантно одеваться, совмещая цветастый шарф с фетровой шляпой, что-то бормотать или подпевать песне, звучащей в наушниках, шагая по людной улице. Можно присесть там, где тебе вздумалось, и начать рисовать, можно писать в тетрадку, валяясь на травке посреди городского парка.

 

Понятное дело, были достопримечательности – переливающаяся подобно новогодней елке башня тов. Эйфеля, потрясающий масштабами Нотр Дам де Пари, поедание клубники на ступеньках Монмартра, поездка по мутной Сене на открытом кораблике, скитания в гранитных лабиринтах кладбища Пер Лашез, инопланетные фонтаны Центра Помпиду, помпезные стены Лувра, напряженное вглядывание в лицо всамделишной Джоконды, подъем по винтовой лесенке на ветреную вершину Триумфальной Арки, погружение в сумрачный мир Океанариума, Елисейские поля, Трокадеро, остров Сан-Луи, бульвар Бельвиль и многое другое. Но главное – это сами улицы Парижа, наполненные тем несравнимым ни с чем духом, утонченная красота зданий и, разумеется, удивительная французская еда.

 

В Париже не так-то просто отведать легендарную французскую кухню, если вы, конечно, не готовы платить по 300 евро за ужин. В бюджетных туристических ресторанчиках подают вкусную, но не слишком аутентичную еду. Салаты, стейки, бургеры, сэндвичи и даже сакраментальные яйца под майонезом. Чтобы поесть устриц, мидий, виноградных улиток или вообще лягушачьих лапок, нужно изрядно напрячься. У французов вообще считается не западло поехать специально в конкретный ресторанчик на другой конец города. Ибо сибаритство у них в крови.

 

И едят они тоже по часам. С 8 до 11 — завтрак, с 13 до 15 — обед и с 19.00 до 21.00 — ужин. Во внеурочное время большинство ресторанов просто закрыто, и приходится изворачиваться, чтобы найти. Чем перекусить. В спальных районах есть супермаркеты, и с голоду не умрешь, а вот в историческом центре и магазины работают по очень своеобразному графику. Пекарни с хрустящими багетами длинной в полметра и fromagerie – сырные лавочки, чьи витрины уставлены сотнями разнообразных сыров, сбивающих наповал своими запахами, всё это тоже работает в лучшем случае часов до 8 вечера, не позже. Нужно всегда об этом помнить. Одним из фирменных блюд Парижа я бы назвал крепы – блины с гречишной муки с различными начинками. Во многих кафе вам предложат горячий креп с тянущимся сыром и ветчиной внутри. И это прекрасно. Да что там говорить, там даже ассортимент сендвичей производит впечатление.

 

Ну как тут не вспомнить “Одновременно” Гришковца с его зарисовкой про Лувр и Джоконду, и про ощущения. Действительно, Эйфелева башня производит куда более сильное впечатление, чем эта небольшая картина. Но тут уж условности, которые нужно принять.

 

Кстати, видел в Лувре древний казан. 🙂

 

А вот откуда произошёл знамениты фейспалм 🙂

 

Когда мы добрели сквозь заслон магазинов по Елисейским полям до Триумфальной арки. там происходил какой-то парад. Развевалось знамя, солдаты играли Марсельезу. Люди глазели, плохо понимая смысл происходящего. На Арку, кстати, пускали, несмотря на мероприятие. У нас бы полгорода перекрыли.

 

А когда забрались на Арку, увидели вот такое. Париж многолик, познать его за пять дней, конечно, невозможно. А полюбить — очень даже. Ажурные решетки франзуских окон, наклоненные головы цветов на подоконниках, башенки цветущих каштанов и квадраты старой брусчатки. Таким я его запомню.

 

Ну и это, разумеется. Наверх мы не поднялись, но понаблюдали в дневном и ночном освещении, наснимали массу фото и видео, погуляли у подножья. В следующий раз — обязательно. 🙂

 

.

 

.

 

А ещё было парижское метро с одинаковыми станциями, обложенными туалетным кафелем и поездами, где нужно дергать рычажок, чтобы открыть дверь. Такое запутанное поначалу и такое понятное в конце. Я люблю метро, вы же помните.

 

И тот самый Монмартр из фильма “Амели”.

 

И стена любви, где мы нашли надписи и на русском, и на казахском языках.

 

Я ещё много буду писать о Париже, это только вступление — попытка собрать в кучу мысли, и, подобно уличному художнику с Монмартра, набросать их крупными мазками на податливую ткань холста. И умирать я пока тоже не собираюсь. 🙂